немного юмора

Как известно, у Стасова по пятницам собиралось общество. Играли кто в железку, а кто в вист. Стасов играл плохо и вечно проигрывал. По утрам он аккуратно записывал фамилии кредиторов в особую книжечку. Так появился список, который потом назвали Могучей кучкой.

Как известно, Мусоргский очень любил чай с ликером. Он знал, что это дурная привычка, и постепенно отказался от чая, но от ликера отказаться так и не смог.

Как известно, у Стасова по пятницам собиралось общество. Играли кто в железку, а кто в вист. Стасов очень хотел зазвать Достоевского. Думал, что у него-то он легко выиграет. Заходите к нам на собрание Могучей кучки - говаривал он. А Достоевский путал Могучую кучку то с Народом и Волей, то еще с кем. Ну их - думал Достоевский - еще бомбу кидать заставят. И никогда с Стасову не ходил. Так он и не стал членом Могучей кучки, царствие ему небесное.

Как известно, Бородин был химиком. Вот однажды заходит к нему Римский-Корсаков и говорит, что это ты, брат, все химик и химик. Стань как я - композитором. К Стасову будем ходить. У него херес приотличный. А и вправду - подумал Бородин - стану ка я композитором. И стал.

Как известно, у Стасова по пятницам собиралось общество. Играли кто в железку, а кто в вист. Стасов очень хотел зазвать Вагнера. Уж у этого немца я точно выиграю - думал Стасов. Но Вагнер знал, что к Стасову ходит Римский-Корсаков, у которого всегда при себе был морской кортик и который очень не любил Вагнера. Nicht verstehe - говорил Вагнер и никогда с Стасову не ходил. Так он и не стал членом Могучей кучки.

Как известно, Достоевский совершенно ничего не понимал в музыке. Вот однажды приходит он в консерваторию. А на лестнице его встречают Вагнер и Римский-Корсаков и под ручки ведут в зал и подталкивают к дирижерскому пюпитру. Делать нечего. Влез он за пюпитр, взялся за ноты - страницы посыпались на пол. Схватился за дирижерскую палочку - та сломалась. Стал руками размахивать - оркестранты разбегаются. Тут он и проснулся - царствие ему небесное.

Как известно, Римский-Корсаков очень не любил Вагнера. Вот однажды встретились они на Тверском бульваре и поспорили, кто больше нот за пол-часа напишет. Сели на лавочку - и строчат. Вдруг Римский-Корсаков рассмеялся и говорит, "Вы конечно великий композитор, но у Гоголя все-равно нос длиннее." С тех пор Вагнер Гоголя вынести не мог и все подбивал его - "Спорим, не сожжешь "Мертвые души" ?"

Однажды Римский-Корсаков пришел в консерваторию. А его и не пускают. Он говорит - Да я Римский-Корсаков. Ему говорят - Показывай пачпорт. А он пачпорт дома забыл. Тогда он выхватил свой морской кортик и всем стал его показывать. Точно, точно - это Римский-Корсаков - сказали швейцары, глядя на кортик. С тех пор в консерватории никто у Римского-Корсакова пачпорт не спрашивал.

Как известно, Римский-Корсаков не любил Вагнера, а Гоголя он любил. Вот однажды пришел он к Гоголю чаю попить и говорит: "Хороший ты человек, Гоголь, не то что Вагнер, хоть ты и не композитор вовсе. Взял бы да и написал оперу "Редкая птица на середине Днепра", да и подлиннее, чем у Вагнера."

Как известно, граф Толстой очень не любил Вагнера. Однажды Гоголь переоделся Вагнером и пошел на Тверской бульвар гулять, а навстречу ему - граф Толстой. Гоголь показал тому язык и убежал, насвистывая Полет валькирий. На следующий день в консерватории Римский-Корсаков офицерским кортиком насилу Толстого от Вагнера отогнал. С тех пор Вагнер в Россию - ни ногой.

Как известно, Римский-Корсаков очень не любил Вагнера. Вот однажды встретились они на Тверском бульваре и поспорили, у кого оперы длиннее. Римский-Корсаков ноты "Девы Февронии " достал, а Вагнер как начал из карманов свитки вытаскивать - не остановишь. Заплакал Римский-Корсаков и хотел уже офицерский кортик достать, да тут мимо Гоголь шел и стал его утешать - "Ну и что, что у Вагнера самые длинные оперы, зато он и сам ни разу до конца не досидел." "И нос у Гоголя длиннее", - подумал Римский-Корсаков, и успокоился - "Везде наша взяла!"

Как известно, Римский-Корсаков очень любил играть в преферанс, а Вагнера не любил. Вот однажды, когда собрались Римский-Корсаков с приятелями всей своей могучей кучкой, он позвал на партию Вагнера. Но тот сослался на плохое зрение, уехал в Вену и срочно женился на дочери Листа.

Как известно, Глинка в детстве жил в деревне и научился играть на ложках. От этой привычки он так никогда и не смог избавиться. Даже в симфонии вставлял квартет ложечников - ложки-басы, ложки-тенора, ложки-альты, ложки-сопрано. А Вагнер над ним всегда смеялся: "Ну с басами ты уж это слишком. Еще бы ложки-пикколо вставил." Глинка плакал, но всякий раз ложки из партитуры вычеркивал.

Как известно, граф Толстой очень любил детей. Бывало собирет их в избу и давай учить, как рассказы писать. А однажды говорит им - "Пишите оперу - "Как я за грибами ходил". Потом понес ноты Вагнеру. Вагнер достал перо и давай ошибки исправлять. Лев Николаевич обиделся, ноты отнял, и потом всем говорил, что Вагнер ничего в музыке не понимает.

Все думают, что Вагнер и Лист друг друга любили. А они терпеть друг друга не могли. Особенно после того как Вагнер женился на дочери Листа. "Слышали, какую он мне свинью подложил?"- говорили он друг про друга.

Как известно, Римский-Корсаков очень не любил Вагнера. Вот однажды встретились они на Тверском бульваре и поспорили, кто лучше изобразит водную стихию. Римский-Корсаков представил Корабль и море из Шехерезады. А Вагнер затянул "ми-бемоль - соль - си-бемоль" из Золота Рейна. Через пол-часа Римский-Корсаков совсем загрустил - конца-краю этому Рейну не видно!. А Вагнера не остановишь, он только до 10 цифры дошел. Да тут шел по Тверскому Гоголь. Услышал он "ми-бемоль - соль - си-бемоль - ми-бемоль - соль - си-бемоль", остановился, глаза закрыл, и начал сочинять - "Чуден Днепр при тихой погоде...". Тут Вагнер рассердился и убежал. "И здесь наша взяла!", - обрадовался Римский-Корсаков, и добавил сам себе - "И нос у Гоголя длиннее".

Как известно, г-жа фон Мекк очень хотела познакомиться с Чайковским. Бывало ночью выйдет со свечой в коридор и ходит по дому - хоть одним глазком посмотреть бы на Петра Ильича. А Чайковский запрется в кабинете и знай себе музыку сочиняет. Так они и не встретились.

Как известно, Дунаевский не знал ни Римского-Корсакова, ни Вагнера. Он даже Гоголя не знал, хотя тот и не был вовсе композитором. Зато он очень любил слушать пластинки Гершвина. Сталин знал об этом и потому Дунаевского не любил

Как известно, Сталин очень любил Александрова, а Дунаевского терпеть не мог. Вот как-то сидит Александров в Кремле на просмотре своего нового фильма и видит, что Сталин в наушниках. Александров спрашивает, "А почему вождь пролетариата в наушниках, ведь все прекрасно слышно?" "А мы вместо Дунаевского "Сулико" всегда пускаем", ответил Поскребышев и посмотрел со значением.

Как известно, Александров очень любил Дунаевского. Вот как-то приходит он к Дунаевскому и говорит грустно: "Сталин новый фильм требует, а мне ну ни как ничего в голову не приходит. Спой что-нибудь, развлеки". А Дунаевский видно наслушался Гершвина. Сел к роялю и запел: "Хау ду ю ду! Хау ду ю ду! Я ис пушки ф непо уйту!" "Что это ты, батенька", с укором сказал Александров - "Ты это брось. Это ж прямо цирк какой-то!"

Как известно, г-жа фон Мекк очень хотела познакомиться с Чайковским. Однажды Римский-Корсаков по секрету рассказал ей, что Петр Ильич будет дирижировать оркестром на премьере своего знаменитого концерта для фортепиано. Г-жа фон Мекк переоделась пожарником, тайком пробралась в оркестровую яму и спряталась за контрабасом. А Чайковский поручил оркестр Стасову, а сам уехал в Клин. Так они никогда и не встретились.

Как известно, Глинка провел детство в деревне. Там он пел хором с деревенскими мальчишками и играл на ложках. Поэтому потом он очень либил писать оперы, а симфонии не любил. Вагнер всегда над ним смеялся. "Что-ж ты, брат, - говорит - все композиторы как композиторы, все по 3 симфонии написали. Бетховен, вон - третью, пятую и девятую. Чайковский - четвертую, пятую и шестую. Уж кажется, и Гоголь симфонию напишет, а ты все никак". Глинка плакал и шел симфонию писать. Сядет бывало, начнет работу, ан глядь - опять оратория выходит.

Как известно, Дунаевский очень любил Гершвина. А Сталин знал это и Дунаевского не любил. А Александрова он любил. А Александров хотя и знал, что Сталин не любит Дунаевского, сам Дунаевского любил. А чтобы Сталин не догадался, что он любит Дунаевского, Александров иногда делал вид, что не любит Дунаевского. Но Сталин конечно знал, что Александров любит Дунаевского, но все-равно любил Александрова, потому что Александров снял фильм Цирк про большую пушку, а Сталин очень любил большие пушки. Так они никогда и не узнали, кто кого любил. А больше всех не узнал Гершвин.

Как известно, Вагнер очень хотел побывать в России. Вот однажды он испрашивает Листа - "Скажи-ка брат Лист, каково в России?" А Лист и отвечает - "Все там поставлено с ног на голову. Вот, например, Римский-Корсаков был морским офицером, а взял и заделался композитором. А Лермонтов наоборот - был литератором, а пошел в армейские." Вагнер подумал, подумал, да так никогда в Россию и не поехал.


[на предыдущую страницу]